Вверх страницы
Вниз страницы

LAPIS PHILOSOPHORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » LAPIS PHILOSOPHORUM » СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ » 17.10.14. Ну ты влип, парень.


17.10.14. Ну ты влип, парень.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

название:
Ну ты влип, парень.

дата и время:
16:10
17.10.14.

персонажи:
Ария Мунстоун и Сэлзар Эвэргрин

место действия:
Один из туалетов академии, закрытый на ремонт.

краткое описание:
Патрулируя коридоры академии Ария замечает подозрительную толпу у туалета, недавно закрытого на ремонт. Не теряя ни минуты, она идёт выяснять, что там происходит.

предупреждение: трэш, угар, прыжки в сортир.

0

2

Ага.
Именно это хочется сказать Арии, когда она видит толпу возле местного туалета, сравнимую с очередью в госучреждение под девизом «я только спросить». Возле неработающего туалета. Закрытого на ремонт, потому что швырять кусочки натрия в воду, а потом кинуть в весёлую шипучку какой-то алхимический состав, утянутый из кабинета, мог только конченый дебил, для которых в Ляписе, похоже, специальный заповедник открыт. Вряд ли не менее конченых дебилов, столпившихся возле двери и верещавших на весь коридор что-то про «дайте и я, я тоже хочу», интересует разломанный взрывом унитаз или погнутые трубы.
Арию узнают не сразу – на то они и конченые, так? В чёрном платьице, при общей худосочности тела и невысоком росте, она могла бы и за ученицу сойти, почему нет, но ученицы не берут сразу двоих учеников за загривок, не поднимают над полом и не интересуются любезно:
– Хочешь на Лас-Вегас посмотреть?
Синхронное мотание головами. Ай, красавцы, вас бы на синхронное плавание, только купальники со стразами вам не пойдут.
– Что интересного? – не менее любезно продолжает Ария, пока толпа потихонечку расползается в стороны, стараясь прижиматься к стене и идти бочком. Рейд крабов её не интересует (кого надо – найдёт потом), потому что теперь становится видно содержимое раздолбанного туалета.
Считающая деньги амёба невнятного пола. С табличкой – суть не уловить, но что-то там про «сделай быстро ставок пачку и получишь водокачку». Конченые дебилы выпускаются из рук и падают на пол с грохотом, Ария перешагивает через них, проходя прямо в «ремонтируемый санузел». Для особо любопытных дверь туалета закрывается и защёлкивается на задвижку.
– Бизнес? – спокойно спрашивает Мунстоун, загораживая единственный выход из помещения. – Что впариваем, «Гербалайф» или «Ридерз Дайджест»? Косметику для правой ягодицы?
Она делает шаг, потом ещё, с видом, не предвещающим ничего хорошего, и продолжает задавать вопросы.
– Ароматные стельки? Самоучитель, как стоять на левом мизинце, правой рукой наяривая шестую чакру? Или может ты, скотина, – Ария сгребает существо за шиворот и заставляет подняться, – ответственен за ту чушь с подпольными боями, а?
Старая проблема. Неделю назад всплыла, да как всплыла! То есть, эти бактерии, едва освоившие, из какого места у них оружие достаётся, решили подпольные бои устраивать. Кого-то накрыть успели. Кого-то – нет. Уже неделю Ляпис в состоянии перманентной облавы, а какие-то амёбы собирают бабло в взорванном туалете?

+1

3

Длинная зеленоволосая туша Сэлзара восседала в дальней кабинке одного из ляписовских туалетов, над которым кто-то на днях прилично поработал. Ссутулив свою спину, парень усердно пересчитывал деньги, которые отдавали ему самоцветы с различных курсов, после чего ловко пряча её за пазуху, и махав рукой в знак того, чтобы тот, кто принёс деньжата ему, проваливал и приглашал следующего.
Ему нравился его план. По большей части Эвэргрину всегда были по душе собственные задумки, если те приносили ему заработок. И делали они это до тех пор, пока неприятности, спонтанно возникающие в процессе, не начинали забирать больше, чем он получал от этого дела.
Чиркнув пару имён в блокноте, и сопроводив их несколькими цифрами, изумруд принимал чужие ставки. Люди в этом заведении были охотливы до драки. Возможно, Эвэргрин первый раз в своей жизни видел столько самоцветов своего возраста, которым хотелось набить друг другу рожи не со зла и не за дело, а только потому, что это весело. Думая в своей типичной манере, Сэл решил, что за веселье можно будет взимать приличную плату, и вот он здесь, шуршит чужими сбережениями.
Дабы уменьшить возможность тех самых негативных последствий, которые лишат его этого приятного шуршания, парень нанял двух ребят. Они должны были стоять на входе в туалет, разгонять большие толпы и свистнуть ему, если что. Только вот делали они свою работу из рук вон плохо. Убедиться Сэлзар в этом смог, когда вышагивая аки терминатор в юбке, в уборную прошествовала одна из преподавателей.
Чьи-то тушки были уложены на пол с минимальной аккуратностью. Дверь закрыта, а, следовательно, перегорожен и адекватный путь к отступлению. Почувствовав, что начинает отчётливо попахивать жаренным, парень поглубже спратял последние деньги и приготовился слушать триаду, которая конечно себя ждать не заставила.
Поток того словесного бреда, который полился на него из уст Арии Мунстоун вместо обычного выговора, изумруд выдержал стоически. Даже это её хватание за шиворот, которое удалось ей чудесным образом при их двенадцатисантиметровой разнице в росте. Если она хотела выглядеть ещё более угрожающе, чем есть, ей следовало оставить Сэла сидеть на толчке, так она хотя бы была бы выше него.
На удивление послушно Эвэргин поднялся с насиженного места, и теперь смотрел на преподавателя сверху вниз. Сейчас она может назвать его скотиной, махать руками и топать ногами, пытаясь нагнать страху на негодяя, но пока в руках женщины не возникнет оружие, Сэл не станет воспринимать её серьёзно.
- Совершенно не понимаю, о чём вы, - спокойным ровным голосом произнёс изумруд, словно Мунстоун что-то перепутала, и это не он пять минут назад тянул с учеников наличность.

+1

4

А вот это он зря.
Первое правило общения с Арией: забудь, что она педагог. Забудь, вытрави из памяти, потому что учительствует она только на уроках, и только потому, что Роза Кварц упросила. Всё. Выйдя из кабинета, несмотря на миленькое платье с кружавчиками, это существо раз и навсегда превращается в восхитительного по своей невоспитанности гопника. И все эти педагогические истины, что детей нельзя бить, их нужно уважать, как личность, их нужно любить, ха-ха-ха – это всё раз и навсегда за-бы-ва-ет-ся. И царь унитаза, восседавший на нём, как Джоффри Баратеон на Железном троне, сильно ошибся, раз решил включить дурака и отрицать всё.
Первым делом, не отпуская оглоблю правой рукой, левой Ария лезет в чужой карман, причём делает это быстро и деловито: будь бы свидетели, не обошлось бы без обвинений в сексуальном домогательстве. Но? Правильно, туалет закрыт! Блокнот, ручка, пачка денег – её интересует только последнее, поэтому и блокнот, и ручка улетают в сортирные дали с намерением остаться на постоянное проживание.
Второе правило общения с Арией: тормозов в её голове нет. Вообще. Лунный камень настолько не ценила свою работу и должность, что возможность загреметь за дисциплинарные нарушения её волновала не больше, чем погода в Бангладеше. И она, и Роза прекрасно знали, с какой целью Ария нужна в Ляписе, а преподавательство было приклеено только чтобы ей было куда спускать нервное напряжение.
Так вот, дальнейшие действия Арии прямо вытекают из второго правила – всю пачку она, не обращая внимания на лицо бывшего владельца… нет, не прячет в карман. С невозмутимым спокойствием лунный камень просто сбрасывает её в унитаз и нажимает на рычаг слива, провожая чужие надежды в путешествие к богу сортира.
Она, знаете ли, не меркантильная, деньги её не интересуют. Хочет парень быть непричастным, она ж поможет. Теперь точно не причастен – ни денег, ни блокнота, ангел небесный, да и только.
– Теперь верю. – Ария наклоняет голову на бок, разжимает пальцы и отвешивает пинок под колено, чтобы жизнь букмекеру мёдом не казалось. – Верю, что зашёл в кабинку по истинной нужде. Желаю удачи в борьбе с запором.
Если кому-то могло показаться, что на этом конфликт исчерпан, он просто плохо знал Арию.
Ибо третье правило общения с Арией гласило, что нет более злопамятного и мстительного существа на этом свете, чем лунный камень. Плюньте в лицо тому, кто сказал, что самоцветы отвечают своим «характеристикам». Во всяком случае, любовь она не вызывала, враждующих не примиряла, аурой не успокаивала. Разве что наоборот.
Таким образом наказание только начиналось – Ария, отошедшая к выходу из кабинки, но не собирающаяся давать выйти, на это недвусмысленно намекала.

+1

5

Оставалось загадкой, как женщина умудрялась держать его за шиворот теперь, когда он стоял в полный рост. Однако, казалось бы, она не испытывает в этом никаких затруднений. Может это сказываются годы тренировок вот на таких вот обалдуях в стенах Ляписа?
Если бы Сэлзар встретил эту даму на улице, не зная о том, что она где-то преподаёт, он бы принял её за очень плохого и злобного полицейского, изрядно побитого жизнью. Женщина была слишком уж похожа на голодного сторожевого пса, готового загрызть любого, кто подойдёт на расстояние, до которого дотягивается её цепь. Кто держал её в Ляписе, непонятно. Сэлзару не было времени думать о хозяевах самоцвета, вцепившегося в него мёртвой хваткой, т.к. руки этого самого существа сейчас пытались обшарить его карманы, без какого либо спроса со стороны  зеленоволосого.
Конечно же это было вопиющей наглостью, но он не спешил высказаться на этот счёт. Кому-кому, а уж точно не ему было заявлять об этом, с его долгой практикой карманных краж.
Парень проводил взглядом ручку и блокнот, их исчезновение никак не откликнулась в душе и на лице его. Но пакетик с деньгами, который сторожевая псина Ляписа достала следом, очень обеспокоил. Он не закричал на женщину, не принялся месить всё вокруг. Его лицо лишь на секунду помрачнело, когда пакет опустился в унитаз, и был таков, скрывшись в ляписовской канализации.
Кажется, она была довольна своим поступком. Даже выпустила Сэла из железной хватки, что-то промычала о том, что вот теперь он чист, аки ангел в набедренной повязке, и отошла от него, перегородив собой выход.
Эвэргрин смерил её холодным взглядом. Ожидая, что она отойдёт и даст ему пройти, но дама осталась на своём месте. Непонятно чего она ждала от него. Извинений? Обещания, что он так больше не будет? Истерики по поводу потери всех незаконно нажитых сбережений? Что же, тогда она может стоять тут целую вечность, ибо ни первого, ни второго, ни третьего от изумруда явно не дождёшься.
Они могли часами стоять и вот так пялиться друг на друга, однако Сэл помнил, что чем больше он потратит времени на общение с этой «милой» женщиной, тем дальше уплывут его драгоценные деньги. Он прямо таки видел, как они плывут по трубам, защищённые лишь тонким слоем полиэтилена, и от этой мысли эму становилось не по себе.
На своё счастье Эвэргрин никогда не был брезглив. Он понимал, что у него не так много вариантов: либо он отправляется за ними сейчас, либо забывает о них навсегда. И, несмотря на участь быть смытым в общественный сортир, первый вариант прельщал его куда больше.
Именно поэтому, не дожидаясь нового нападка со стороны Мунстоун, Сэл трансформировался в змею и попытался скрыться в отверстии унитаза, дабы догнать милые хрустящие купюры, пока они не уплыли слишком далеко.

0

6

Взгляд, полный неподдельного интереса, вперенный в чужое лицо, вкупе с спокойным выражением на лице собственном – только бесенята в глазах прыгают. Надо сказать, что ей всегда было интересно ставить людей в ситуации, которые заставляли их страдать. Круче этого было только заставлять людей ломать свои принципы, так тщательно восхваляемые и оберегаемые. Ария вообще была склонна к абстрактному деструктивизму – да, существа, напоминающие людей (ну, самоцветы не люди же?), да, пекутся о своих принципах, как иные девственницы о сохранности известного места. Тем не менее, Роза Кварц всё-таки сумела загнать её в некоторые рамки, чтоб не компрометировать школу лишний раз. Но сейчас, в загаженном и разбитом туалете, эти рамки просто безвозвратно продолбались. Ария довольна. Юный коммерсант – унижен.
Короче, её интересует только его реакция – от томительного ожидания того, что выкинет существо, потерявшее свой навар, у неё внутри что-то поёт и хочет пуститься вприсядку. А потом, конечно, она его отпустит.
Ей просто хочется, чтобы её удивили.
Крики, слёзы, ругань и размахивание кулаками – не удивит. Она вообще не знает, чего ожидает от этого длинноволосого и долговязого бизнесмена, который разве что потолок (о который иные умельцы приноровились спички тушить) башкой не подтирает. Но чего-то ждёт.
И хочет, чтобы это «что-то» оказалось интересным.
Когда чужие черты вытягиваются, словно перед ней был не ученик, а пластилиновая фигурка, Ария не может сдержать довольной ухмылки. На неё нападут! Что может быть лучше, чем заставить ученика нарушить полтора десятка школьных правил, а потом никому об этом не рассказать? Долговязый вытягивается, утончается, становится змеёй…
И ныряет в загаженный унитаз.
У Арии дёргается щека.
Далеко новый вид водоплавающих нырнуть не успевает – следовательно, легенда о змее в общественном сортире так и не родится – потому что Ария хватает это существо за хвост и, опираясь ногой о край унитаза, начинает тянуть его обратно.
– Копрофил-суицидник, **ка, вылазь оттуда! Вылазь! – змея в руках Арии тянется не хуже каната, и Лунный камень отчётливо осознаёт, что большей чуши она в жизни не делала.
Только представьте.
Загаженный сортир.
Деваха в платье, подол которого задрался до неприличия, ибо всем плевать на её бельё, а позиция не позволяет сохранять приличия, тянет из унитаза змею.
Тянет. Из унитаза. Змею.
Сюрреализм, в натуре.
До Арии доходит, почему змея не тянется – но перед этим она успевает эту змею хорошенько подёргать. Вестимо, путешествуя по внутреннему миру канализации, покрытому тонким слоем внутреннего мира всех учеников Ляписа, змея успела поймать пакет с деньгами и теперь просто застряла  в трубе.
– Выплюнь деньги, тупое животное! – шипит Ария, продолжая тянуть злосчастную змею и отклоняясь всё дальше.

+2

7

Было удивительно, как при таком стремительном падении Сэлзар на разбил о грязный фаянс свою змеиную голову. Видимо, везение изумруда ещё не полностью исчерпало себя после встречи с лунным камнем, поэтому теперь он не валялся мёртвой тушей в толчке, а уверенно двигался по канализационным трубам.
По крайней мере та часть, где располагалась голова и острые змеиные зубы, тянулась вперёд, минуя всё то добро, которое ляписовцы спускали сюда, и которое ещё не успело уплыть в городскую канализацию. В темноте он не мог ничего видеть, но зрение сейчас не играло особой роли. Высунув наружу раздвоенный язык, Сэл пытался уловить запах полиэтилена или краски, если пакет порвался, а деньги выплыли наружу.
Он надеялся, что хоть какую-то часть из них ему удастся спасти, пусть даже самую малую. Однако довольствоваться малым не пришлось. Когда змей настиг утерянную по вине Арии добычу, та оказалась в целости и сохранности. Заняв собой большую часть трубы,  пакет с деньгами, к несказанной удаче Эвэргрина, остался цел и невредим.
Сэл несколько раз обнюхал его. Он прикидывал как бы ему поудобнее ухватиться за полиэтилен, чтобы не навредить ему. Джему бы сейчас очень пригодились его прежние руки, но их наличие в таком тесном пространстве, могло вызвать большую проблему. Обхватить  пакет хвостом? Но тот болтался где-то снаружи. Сэлзар попытался притянуть его к себе, но хвост никак не хотел поддаваться. Что-то держало его на входе, и изумруд был почти уверен, что это «что-то» являлось руками лунного камня.
Эвэргрин не сомневался, что ей хватит дурости на то, чтобы попытаться вытащить его из сортира. Ведь она с ним не закончила. Она что-то ждала от него, перед тем, как он превратился змею и кинулся в отверстие унитаза. Что ж, заставлять ждать даму очень некультурный поступок. И сейчас она у него получит.
Его тело вновь начало вытягиваться, однако, в отличие от прошлого раза не полностью, и в ширину, а не в длину. У змеи по имени Сэлзар отросли небольшие лапы. Теперь он уже не был змеёй, Эвэргрин превратился в ящерицу, с длинным-предлинным хвостом.
Сейчас у него в наличии было всё, чтобы достать деньги и проучить лунный камень. Изловчившись, он зацепил пакет одной из новообразованных лап, и, немного жалея о том, что не увидит, то, что последует далее, отбросил хвост.
Теперь, когда тот обрёл свободу, он стремительно набирал скорость, двигаясь навстречу выходу из трубы. Вырвавшись из дырки унитаза, хвост взмыл вверх, и, повинуясь безжалостной силе тяжести, ринулся обратно вниз, несколько секунд спустя угодив в ту, что всё это время держала его конец в своих руках.

0


Вы здесь » LAPIS PHILOSOPHORUM » СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ » 17.10.14. Ну ты влип, парень.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC